На основании исследования изотопно-геохимических особенностей магматических пород восточного Сихотэ-Алиня установлены периоды смены господствующих тектонических обстановок и магматических источников в кайнозое. Активизация крупноамплитудных правосторонних сдвиговых зон в палеоцене привела к прекращению позднемеловой субдукции и разрыву слэба (рис. 1). Главным фактором магматогенеза в палеоцене – среднем миоцене являлось внедрение горячей океанической астеносферы тихоокеанского типа в субконтинентальную литосферу Восточной Азии. После формирования впадины Японского моря и новой зоны субдукции роль магматического источника стала играть субконтинентальная астеносфера. (Martynov Y. A., Khanchuk A. I., Grebennikov A. V. et al. // Gondwana Research. 2017. Vol. 47. P. 358–371.)

Рис. 1. Схематическая модель, иллюстрирующая структурные изменения северо-восточной окраины азиатского континента от позднего мела до плиоцена (95–4 млн лет)

Рис. 1. Схематическая модель, иллюстрирующая структурные изменения северо-восточной окраины азиатского континента от позднего мела до плиоцена (95–4 млн лет)

В результате структурных исследований выделены две фазы формирования о-ва Цусима, отражающие процесс образования впадины Японского моря (рис. 2). В течение ранней фазы нижнемиоценовые терригенные породы в условиях пассивного рифтогенеза накапливались с исключительно высокой скоростью (около 2700 м/млн лет) на фоне растяжения в зоне перекрытия несоосных правосдвиговых систем при северо-восточном направлении регионального сжатия. В позднюю (~ 15 млн л. н.) кратковременную фазу, длительностью около 1 млн лет, в результате перехода к активному рифтогенезу происходили левосторонние перемещения и складчатость в поле локального северо-западного направления сжатия, связанного с перемещениями в этом направлении юго-западного окончания домена Юго-Западной Японии. (Голозубов В. В., Касаткин С. А., Йокояма К. и др. // Геотектоника. 2017. № 4. С. 83–100.)

Рис. 2. Динамика раскрытия Японского моря (по: Голозубов, 2006, с изменениями и дополнениями): 1 – Евразийская плита; 2 – участки новообразованной океанической коры; 3 – Охотоморская плита; 4 – Тихоокеанская плита; 5 – осевая часть Изу-Бонинской дуги; 6 – активные разломы; 7 – направления сдвиговых перемещений по разломам; 8 – оси активного спрединга; 9 – направления перемещений плит; 10 – зоны субдукции; 11 – направление вращения блока Юго-Западной Японии. Разломы и системы разломов: ТнР – Танакура, ФМР – Фосса-Магна, ЦсР – Цусимская, ХСР – Хоккайдо-Сахалинские Глубоководные котловины: КД – Дерюгина, КК – Курильская, ЦнК – Центральная, КХ – Хонсю, ЦсК – Цусимская

Рис. 2. Динамика раскрытия Японского моря (по: Голозубов, 2006, с изменениями и дополнениями): 1 – Евразийская плита; 2 – участки новообразованной океанической коры; 3 – Охотоморская плита; 4 – Тихоокеанская плита; 5 – осевая часть Изу-Бонинской дуги; 6 – активные разломы; 7 – направления сдвиговых перемещений по разломам; 8 – оси активного спрединга; 9 – направления перемещений плит; 10 – зоны субдукции; 11 – направление вращения блока Юго-Западной Японии. Разломы и системы разломов: ТнР – Танакура, ФМР – Фосса-Магна, ЦсР – Цусимская, ХСР – Хоккайдо-Сахалинские Глубоководные котловины: КД – Дерюгина, КК – Курильская, ЦнК – Центральная, КХ – Хонсю, ЦсК – Цусимская

По результатам геохимических и биостратиграфических исследований палеоокеанических фрагментов, аккретированных в юрскую призму Сихотэ-Алиня, реконструированы время, фациальные обстановки накопления и местоположение фрагментов первичных разрезов кремневых образований океанической плиты (рис. 3). Рассчитана протяженность субдукцированной Палеотихоокеанской плиты. Установлено, что в течение юрского времени под восточную окраину Палеоазиатского континента было субдуцировано и частично аккретировано более 6000 км океанической литосферы. (Кемкин И. В., Ханчук А. И., Кемкина Р. А. // Докл. АН. 2017. Т. 474, № 1. С. 60–65.)

Рис. 3. Реконструкция местоположений тектоно-стратиграфических комплексов Самаркинского террейна в пределах Палеотихоокеанской плиты

Рис. 3. Реконструкция местоположений тектоно-стратиграфических комплексов Самаркинского террейна в пределах Палеотихоокеанской плиты

На основе данных по цирконам в девонских, каменноугольных и пермских песчаниках Южного Приморья проведена корреляция средне- и верхнепалеозойских отложений Южного Приморья, Японии и Южного Китая, предложена новая версия взаимоотношений Южно-Китайского блока и Бурея–Цзямусы–Ханкайского супертеррейна (рис. 4). Сделано предположение о том, что территория Южного Китая в палеозое была намного больше той, что предполагалась ранее. (Isozaki Y., Nakahata H., Zakharov Y. D. et al. // J. of Asian Earth Sciences. 2017. Vol. 145. P. 565–575.)

Рис. 4. Палеогеографическая карта, иллюстрирующая пред- полагаемые размеры Южно- Китайского блока

Рис. 4. Палеогеографическая карта, иллюстрирующая предполагаемые размеры Южно-Китайского блока

На основе новых данных о внутреннем строении раковин раннетриасовых аммоноидей Южного Приморья уточнены филогенетические связи ряда родов семейств Sibiritidae (Anasibirites, Timoceras, Yvesgaleticeras, Sibirites) и Xenoceltitidae (Inyoceras). Эволюция в прогрессивных филогенетических линиях оленекских аммоноидей шла по пути существенного отклонения сифона от его первичного положения на ранней стадии развития (рис. 5). (Smyshlyaeva O. P., Zakharov Y. D. // Paleontological J. 2017. Vol. 51, N 7. P. 41–48.)

Рис. 5. Филогенетические связи некоторых родов раннетриасовых аммоноидей, принадле- жащих к прогрессивным (Xenoceltitidae–Sibiritidae, Xenoceltitidae–Olenikitidae и Xenoceltitidae– Keyserlingitidae) и консервативным (Otoceratidae–Proptychitidae) филогенетическим линиям

Рис. 5. Филогенетические связи некоторых родов раннетриасовых аммоноидей, принадлежащих к прогрессивным (Xenoceltitidae–Sibiritidae, Xenoceltitidae–Olenikitidae и Xenoceltitidae–Keyserlingitidae) и консервативным (Otoceratidae–Proptychitidae) филогенетическим линиям

Впервые современными изотопно-геохимическими методами охарактеризованы ранее малоизученные магматические комплексы Приморского края: адакиты мелового (132–98 млн лет) и эоценового (46–39 млн лет) возрастов, которые часто генетически связаны с широкомасштабным медно-молибденовым и благородно-металльным оруденением. Сделаны выводы о том, что меловые адакиты образовались при частичном плавлении метабазальтов в зоне субдукции, тогда как их эоценовые аналоги являются продуктом фракционной кристаллизации клинопироксена, граната и амфибола (рис. 6). (Wu J. T.-J., … Nechaev V. P., Chashchin A. A. et al. // J. of Asian Earth Sciences. 2017. Vol. 145. P. 512–529.)

Рис. 6. Мезокайнозойские адакиты на палеогеодинамической схеме Восточной Азии (по: Kojima et al., 2000)

Рис. 6. Мезокайнозойские адакиты на палеогеодинамической схеме Восточной Азии (по: Kojima et al., 2000)

Впервые выполнено U-Pb и трековое датирование апатита и моделирование термальной истории трех эоценовых гранитоидных комплексов южного и центрального Сахалина. При помощи U-Pb датирования апатита получены согласованные возраста ~40–37 млн лет, предполагающие быстрое пост-магматическое остывание. Трековое датирование показало бимодальное распределение возрастов, отражающее две фазы остывания пород. Первая фаза (~38–33 млн лет) соотносится с U-Pb возрастом апатита, демонстрируя быстрое остывание до температуры ~100 °C и малые глубины внедрения. Во время второй фазы в период ~20–17 млн лет породы охладились до близповерхностных температур. Установлено, что обе фазы охлаждения гранитоидов проходили в процессе быстрой эксгумации. Миоценовый импульс эксгумации соответствует времени раскрытия Курильской котловины. (Glorie S., Alexandrov I., Nixon A. et al. // J. of Asian Earth Sciences. 2017. Vol. 143. P. 326–342.)

Совместным анализом результатов геолого-геофизических, сейсмотомографических и металлогенических исследований Восточного Забайкалья установлена пространственная совмещенность Далайнор-Газимуро-Олекминской минерагенической зоны с проекцией фронтальной части слэба, стагнированого в транзитной зоне мантии. В ареале совмещения глубинных грависейсмических георазделов размещены наиболее крупные и суперкрупные рудные узлы с Au, Mo, U, Pb-Zn, Cu и флюоритовой минерализацией (рис. 7). Представляется возможным использовать предложенные методические приемы комплексного изучения минерагении и глубинного строения Забайкалья в других рудоносных провинциях при выборе потенциально перспективных площадей для проведения прогнозно-поисковых и оценочных работ. (Хомич В. Г., Борискина Н. Г. // Геология и геофизика. 2017. Т. 58, № 7. С. 1029–1046.)

На основании новых минералогических, геохимических и изотопных данных, а также результатов численного моделирования реконструированы физико-химические и геодинамические условия формирования плейстоценовых базальтов о-ва Кунашир. Изменения изотопных и геохимических характеристик в возрастном интервале ~1,8 млн лет свидетельствуют о геодинамической перестройке субдукционной системы, связанной с региональными геологическими событиями. К этому времени приурочены подъем территории южных островов выше уровня моря, катастрофические явления эндогенного характера на о-ве Кунашир, деформация и топографическая реорганизация значительной части Японского моря и сопредельной суши, заключительный этап складчатости в Западно-Сахалинских горах. (Мартынов А. Ю., Мартынов Ю. А. // Петрология.  2017. Т. 25, № 2. С. 194–214.)

Разработано понятие о литолого-стратиграфических комплексах снежного покрова. Снежная толща описывается как мономинеральная горная порода. Эксперименты по определению электрических характеристик снежного покрова показали, что электрический заряд ледяного кристалла зависит от его структуры, а заряд снежного слоя – от его структуры и текстуры. По мере увеличения размера и совершенствования формы ледяного кристалла и текстуры снежного слоя заряд снежного слоя увеличивается. Снежный покров в естественном залегании может описываться как плоский диэлектрический волновод в электрическом поле системы «атмосфера–литосфера», т. е. как электродинамическая система. (Казаков Н. А. // Криосфера Земли. 2017. Т. 21, № 2. С. 11–24.)

Рис. 7. Пространственное положение ареала (серое) из позднемезозойских крупных, сверхкрупных и уникальных рудных полей и узлов Забайкальского края относительно проекции фронтальной части стагнированного океанского слэба. 1 – линия «возмущения мантии», контро- лирующая эшелонированное размещение поднятий и погружений поверхности М; 2 – проекция фронтальной части океанского слэба, стагнированного в транзитной зоне мантии (глубина 550 км)

Рис. 7. Пространственное положение ареала (серое) из позднемезозойских крупных,
сверхкрупных и уникальных рудных полей и узлов Забайкальского края относительно проекции фронтальной части стагнированного океанского слэба. 1 – линия «возмущения мантии», контролирующая эшелонированное размещение поднятий и погружений поверхности М; 2 – проекция фронтальной части океанского слэба, стагнированного в транзитной зоне мантии (глубина 550 км)

Созданы основы глубокой химико-гидрометаллургической переработки высокоуглеродистого сырья из графитоносных пород Ружинской площади (Приморский край, РФ), обогащенных благородными и редкоземельными элементами. Разработана перспективная схема комплексного извлечения особо чистого графита, золота и редких земель с использованием гидрофторидной обработки флотационных концентратов. Предложена принципиально новая трехстадийная схема извлечения углеродистых наноструктур. (Ханчук А. И.,  Молчанов В. П., Медков М. А. // Докл. АН. 2017. Т. 473, № 4. С. 443–445; Ханчук А. И., Молчанов В. П., Медков М. А. и др. // Докл. АН. 2017. Т. 473, № 6. С. 673–675.)

Разработана концепция формирования месторождений углекислых минеральных вод вне связи с магматической или вулканической деятельностью
при поступлении СО2 по глубоким тектоническим нарушениям и химического взаимодействия газа с инфильтрационными водами. С учетом исследований ионно-солевого, газового, изотопного составов уникальных углекислых холодных минеральных вод Мухен, результатов расчетов равновесий в системе вода–порода и геологического строения территории показано, что источником водных растворов являются атмосферные осадки, а CO2 – горные породы, подвергающиеся метаморфизму. Процессы взаимодействия в системе вода–порода–газ обеспечили HCO3-Na состав и высокую соленость вод, а масштабное образование вторичных минералов определило уникальный изотопный состав. (Харитонова Н. А., Шварцев С. Л., Лепокурова О. Е. и др. // Докл. АН. 2017. Т. 475, № 6. С. 685–690.)

Палинологические и радиоуглеродные данные по 2 разрезам голоцена о-ва Сахалин позволили уточнить хронологию и ландшафтно-климатическую характеристику раннего суббореала. Доказано снижение среднегодовых температур воздуха, по сравнению с современными, для периода около 4400–4200 л.н. и 5200–4600 календарных л.н. не менее 0,8–1,8 °С на севере и 3–4 °С на юге. Похолодание климата привело к смещению растительных поясов в южном направлении на 250–300 км от их современного положения. В северной части острова распространились ландшафты лесотундры, а в южной – темнохвойной тайги. (Микишин Ю. А., Гвоздева И. Г. // Вестн. СВНЦ ДВО РАН. 2017. № 4. С. 25–37.)

Впервые в Сихотэ-Алине обнаружены родингиты, содержащие золото-палладий платиновую минерализацию и образовавшиеся флюидно-метасоматическим способом по основным и ультраосновным породам жерловой и интрузивной фаций палеоценового магматического комплекса. Родингиты сохранили некоторые геохимические характеристики протолитов, по которым надежно отличаются от скарнов с борным, полиметаллическим и железным оруденением Дальнегорского и Ольгинского рудных районов, а также от контактово-метаморфизованных триасовых металлоносных осадков (марганцевосиликатных пород и силикатно-магнетитовых руд). (Перевозникова Е. В., Казаченко В. Т. // Литосфера. 2017. Т. 17, № 5. С. 127–146.)

Интерпретация данных по вещественному составу терригенных пород Западно-Сахалинского прогиба свидетельствует о том, что в палеоцене-плиоцене осадконакопление происходило на активной континентальной окраине в бассейне, сопряженным с крупными сдвиговыми дислокациями. Область питания, поставлявшая кластику в седиментационные бассейны прогиба, вероятно, сочетала в себе: сиалическую сушу, сложенную гранитно-метаморфическими и древними осадочными породами; зрелую окраинно-континнтальную островную дугу, в которой эрозия достигла уровня полнокристаллических батолитов; фрагменты ранее аккретированных океанических комплексов,  в строении которых участвовали офиолиты и кремни. (Малиновский А. И. // Успехи современного естествознания. 2017. № 6. С. 83–89.)

Впервые проведено геохронологическое и геохимическое изучение обсидианов в районе оз. Красное на Чукотке. Выявлено два петрогеохимических типа вулканических стекол и установлена их генетическая связь с лавами и экструзивными телами гиалориолитов, а также с игнимбритами и туфами риолитов и риодацитов завершающего этапа проявления эоцен-олигоценового кислого вулканизма Западно-Камчатско-Корякского окраинно-континентального вулканического пояса. Результаты геохимической корреляции вулканических стекол оз. Красное и обсидиановых артефактов из археологических памятников Приохотья, Колымы и Чукотки показали, что оз. Красное является важнейшим источником «археологического» обсидиана на Северо-Востоке России. (Попов В. К., Гребенников А. В., Кузьмин Я. В. и др. // Докл. АН. 2017. Т. 476, № 3. С. 332–338.)

В 2017 г. опубликовано: 3 монографии; 108 статей, в том числе 82 в отечественных и 26 в зарубежных изданиях, из них 107 в рецензируемых журналах, индексируемых в Web of Science – 62, в Scopus – 57.